Северные Амуры, военно-исторический клуб РБ, региональная общественная организация

Столице — достойные и новые памятники!

Благодаря сохранившимся скульптурным произведениям и архитектурным сооружениям мы узнаем духовный мир древних цивилизаций: Египта, Китая, Греции. Недаром, правители многих государств и держав уделяли пристальное внимание не только архитектуре, но и произведениям монументального жанра.

Памятники служат благодарным целям воспитания любви и уважения к своим истокам, позволяют нам оглянуться назад, для того чтобы с законной гордостью отметить значимость содеянного, черпать вдохновение для нынешних и грядущих дел.

Долгое время придавать забвению монументальное искусство — искусство пропаганды и воспитания чревато потерей целой школы. Сегодня, когда в наших школах и гимназиях подрастающее поколение с наслаждением и упоением изучает историю края, эпосы, легенды и песни, сочиненные далекими предками, то улицы и площади наших городов, населенных пунктов, а также историко-культурных центров тоже должны украшаться монументальными образами Урал-Батыра, птицы счастья — Хумая, крылатого тулпара — Акбузата.

Сегодня площадям и улицам городов нашей республики не хватают воплощенные в твердых материалах образы легендарного полководца «северных амур» — Кахым Туры, поэта-глашатая и поэта-борца Ш Бабича, видного ученого востоковеда и государственного деятеля А-З. Валиди Тогана и его соратников Г. Тагана и А. Инана. Этот же список можно продолжать с именами первого профессионального башкирского художника К. С. Девлеткильдеева, видного тюрколога-полиглота, педагога и литератора и ученого- языковеда, профессора Дж. Киекбаева (в 2006 году отмечается 95-летие), башкирского поэта-просветителя и поэта-мыслителя М. К. Акмуллы (в 2006 году отмечается 175-летие), национального героя, комдива 112-й башкавдивизии — генерала М. М. Шаймуратова, легендарного комбрига М. Л. Муртазина, Карасакала, Батырши, и многих славных сыновей башкирского народа.

Для осуществления вышеизложенной мечты в нашей республике имеются все возможности и, самое главное, научно-творческий потенциал. Есть надежда и на то, что Министерство культуры и национальной политики повернется лицом к монументальному искусству, признавая ее неотъемлемой частью национальной культуры и государственной политики.

Во многих республиках СНГ и России, а также странах Европы действуют и думают именно с таких позиций. Улицы и площади сильно урбанизированных городов Европы часто украшаются мелкими и ненавязчивыми, а порой забавными фигурами животных, птиц, сказочных, мифических персонажей и героями народного фольклора. Подобная концепция использования мелких скульптурных произведений присуще многим европейским городам, где хорошо сохранились исторические памятники древности и старины.

В городах Казахстана, Киргизии, Туркменистана, Бурятии, Хакасии и в других городах Средней Азии основным направлением монументальной политики, патриотического и эстетического воспитания граждан, оформления окружающей среды является прославление и увековечение легендарных героев, народных просветителей-акынов, исторических личностей и героев народного эпоса.

Установка памятников знаменитым героям, персонажам народного эпоса, фольклорным образам, безусловно воспитывают любовь и внимание к окружающей среде, интерес и уважение к истории коренного народа и местного населения. Во многих странах мира накоплен большой опыт в этом направлении.

В память о поле, где до основания города когда-то пасли стадо свиней, в центральной площади немецкого города Бремена поставлена бронзовая скульптурная группа, состоящих из больших и малых фигур пасущихся свиней. Эти свиньи установлены прямо на брусчатке городской площади, где гуляют туристы и жители города. Все прохожие, гости города, особенно городские дети, могут их трогать и любоваться. Для кого-то свиньи являются просто домашними животными, а вот для самого немецкого народа — это национальное достояние, неотъемлемая часть традиционного хозяйственного уклада. По замыслу организаторов и городских властей пришельцы из глубины веков должны образно и ярко рассказывать современным жителям города о житии — бытии в давние времена.

Не так давно, румынские селекционеры вывели сорт картофеля, приносящий богатые урожаи. Как раз в честь этого события неподалеку от румынского города Георги прямо в поле воздвигнут необычный монумент-памятник …картофелю.

Часто мы любим повторять о том, что наша башкирская пчела «Бурзянка» и башкирская лошадь самые, самые…А на деле мало что делается и практически недостаточно уделяем внимания по увековечению их славы. Народы мира, где искренне любят, понимают и уважают исконно национальное ремесло, научились бережно относиться достояниям национальной истории, культуры. Многие народы уже успели доказать все это на деле, воплощая их в монументальном искусстве.

В Японии, в городе Пифу, после войны по проекту скульптора Осаму Тяжема сооружен монумент пчеле. Как видим, и здесь самураи преуспели. Японцы никогда себя не стесняются, и их не волнует вопрос типа, что соседи о них скажут. В центре Токио, в исторической части города, в Императорском дворце на площади 50 гектаров сеют медоносную гречиху, где около сотни пчелиных семей живут и собирают мед для Императорского дворца. И это достояние государства, Императора, знак верности национальным традициям, где каждый квадратный метр земли дороже золота.

Чехословацкий народ тоже не забыл о своих медоносных парнокрылых. Чехи, молча и на практике утверждают и доказывают, что липа — это их национальное дерево, а пчеловодство — их национальный промысел. На этой основе пчеловоды Словакии увековечили пчел в скульптурном изваянии.

В Сербии установлен памятник рыбе таймень — национальному символу сербов.

Подмосковный город Дмитров накануне 850-летнего юбилея получил в дар сразу несколько памятников. Прежде всего, памятник князю Дмитрию и пешеходную улицу, где с нынешними дмитровчанами идут…их пращуры: «Дворянин», «Купец и купчиха», «Богомолец», «Огородница», и «Учительница», которая строго смотрит на нынешнюю ученицу: «Год закончила с пятерками?».

В статье «Маленькой труженице — памятник!» («Советская Башкирия № 74 от 22.04.98 г.) автор В.Власов пишет: «Испокон веков наш башкирский край славится пчелиным промыслом. За их необычное значение в приумножении красоты и богатства растительного мира они (пчелы) достойны того, чтобы с пьедестала уральского мрамора возвышались пчела и пчеловод…»

Да, башкирская пчела достойна монументального памятника! И не только пчела, но и белоснежный Акбузат и золотая птица-женщина Хумай ждут от нас творческих и волевых решений, чтобы встать навека на гранитные постаменты.

Крылатому коню-пегасу и крылатой женщине — Нике Древние греки еще в давние времена ставили величественные памятники, ставшими немыми свидетелями древних цивилизаций. Не сомневаюсь, если бы наши ближайшие соседи имели подобных эпосных героев, то они долго не стали бы колебаться. Вспомним, как это было с памятником Кол-Гали в г. Казани, в честь 1000 — летия города.

Вот уже более десяти лет наша страна живет в новых социально- ориентированных и демократических условиях. Для Республики Башкортостан это время было поиском смысла и развитием идеи укрепления государственности, сохранения самобытности и поиском своего места в качестве уникального субъекта Российской Федерации. Нынче назрел момент внести ясность в данном вопросе. Есть основание: год 2006 Указом Президента РБ назван «Годом Благоустройства».

Пройденный путь нашей республики убедительно дает понять, что сегодня нам необходимо повернуться лицом к монументальному искусству, понимая, что именно монументальное искусство заключает в себе самые величественные идеи и события нашей эпохи.

Во многих республиках СНГ ежегодно открываются десятки произведений монументального характера, а иногда и целые ансамбли, где главными образами являются национальные герои за освобождение народов, просветители, герои народной мифологии и эпоса. В Астане, столице Казахстана, воздвигнуты монументы и памятники всем казахским акынам, историческим личностям и народным просветителям — акынам.

В Кыргызстане, когда праздновали 1000-летие эпоса «Манас», был сооружен памятник-ансамбль «Манас-батыр». В Бурятии герой эпоса «Джангар» тоже нашел свое воплощение в величественном монументе.

Говоря о состоянии монументального искусства в столице нашей республики, нельзя не согласиться с выводом И.Коновалова, что наша Столица Уфа на памятники известным людям и событиям очень бедна. («Уфа монументальная», «Комсомольская правда», от 07.04.2003 г.)

В Уфе за последние десять лет практически воздвигнуто только одно солидное монументальное произведение. Это — памятник погибшим в локальных войнах 20 века, установленный в парке Победы, осенью 2003 г. (автор Н. А. Калинушкин). А вот о сидящей фигуре перед фасадом Академии Управления при Президенте РБ (по ул. Фрунзе,40), напоминающей силуэт камлающего шамана, да еще и с саблей на поясе, нельзя сказать что-то внятного и определенного. При ближайшем осмотре это сидящее медное изваяние вызывает недоумение, сомнение и разнотолки, но никак не восхищение. А ведь сюда приходят гости города, делегации, государственные служащие и депутаты из разных городов и районов для повышения культурной, профессиональной и политической квалификации.

Одним словом, наличие слабого произведения с сомнительной композицией, на фоне малочисленности хороших памятников, добра не сделает, а наоборот, приносит непоправимый вред. Увидев плохое и слабое произведение, люди перестают интересоваться искусством, потому что оно теряет свою актуальность и силу.

Да, в отношении насыщенности истинными произведениями монументального искусства столице Башкортостана мало везло. В городе, как и во всей стране всегда были те или иные проблемы. О памятниках Ф.Дзержинскому, В.Маяковскому, М.Калинину, С.Орджоникидзе заботились с обкомовских высот. Памятник Цурюпе привезен как сопутствующий, дополнительный элемент к памятнику В.И, Ленину. Поставить нужный памятник в нужное место не так-то простое дело. Например, чтобы устанавливать памятник Мажиту Гафури перед Башдрамтеатром, организаторам и городским властям пришлось прибегнуть к некоторым хитростям перед московскими чиновниками, назвав памятник М.Гафури всего лишь парковой скульптурой.

Проблемы монументального оформления города всегда волновали жителей Уфы. В статье «Что остается после колоссов?», («Молодежная газета», от 2 сентября 1999 г., автор Г. Тахиров поднимает вопрос о судьбе памятного ансамбля В. И. Ленину в сквере на улице Ленина.

В газете «Йэшлек», № 23, за 24 февраля 2004 г. Дамир Кускильдин предлагает серьезную идею о сооружении в г. Уфе Триумфальной арки в честь 200-летия начала Отечественной войны 1812 г. и посвященной участию в ней башкирских полков и Уфимского пехотного полка. По мнению автора, величественная Триумфальная арка могла бы украсить въезд в столицу и была бы достойным знаком уважения и преклонения нашим славным предкам-воинам — «Северным амурам».

В конце 60-х годов создание памятника С. Юлаеву и сооружение монумента «Дружбы» сыграли огромную роль в креплении дружбы народов. Особое место в украшении городов имеют декоративные скульптурные формы — произведения малых форм и садово-парковая скульптура. Скульптурные симпозиумы, организованные в конце 80-х — в начале 90-х в городе Уфе, сыграли положительную роль в решении проблемы взаимодействия пластической формы и городской среды. При этом, скульпторы -участники симпозиумов приобрели опыт работы на открытом пространстве, а главное, город получил садово-парковую скульптуру, которая гармонично вошла в общую архитектурную структуру. Это — парковая зона у Дворца культуры УМПО, Русского драмтеатра и по улице Революционной.

В наши дни обращение внимания Правительства и широкой общественности к монументальному искусству на многие десятилетия вперед будет способствовать воспитанию чувства патриотизма и любви к отечеству у населения, особенно у молодежи.

Сейчас времена изменились, в обществе стало больше свободы и возможностей. Нужно только внимание со стороны правительства, соответствующих министерств и комиссий. И тогда, может быть, наши города, столица республики приобретут воплощенные в твердых материалах галерею народных героев, легендарных образов и фольклорных персонажей. А когда же символом торжества Добра над Злом, Жизни над Смертью, Храбрости над Трусостью, Чести над Бесчестием появится монумент-памятник — ансамбль Урал-Батыру в Уфе? Или же Уфе достаточно иметь только Монумент Дружбы, памятники С. Юлаеву и В. И. Ленину? А когда увидят свет памятники северным амурам, Заки Валиди, Сэсэнам, акбузату, бурзянской пчеле.

В монументальном искусстве, как и в других жанрах, при государственном подходе можно создать хорошие и нужные произведения — памятники. Для этого нужна государственная программа по развитию монументального искусства в Республике Башкортостан. И эта программа, накануне приближающегося юбилея, 450-летия вхождения Башкортостана в Россию и наступившего Года благоустройства должна быть одним из самых приоритетных направлений национальной государственной политики Правительства РБ, наравне с народным образованием, театром, хореографией, спортом, культурой, наукой и строительством.

Шаяхметов И.Г., преподаватель БГПУ, член Союза дизайнеров России